ru en

Москва ---> Симферополь

от 4750 руб.
Якутия

продажа: до 31.12.17

полет: 01.06.17 – 31.12.17

Екатеринбург ---> Москва

от 7000 руб.
АЛРОСА

продажа: до 31.12.17

полет: 25.03.17 – 31.12.17

Москва ---> Мирный

от 8400 руб.
АЛРОСА

продажа: до 31.12.17

полет: 26.03.17 – 31.12.17



В поисках ответов

В поисках ответов

Ксения Собчак. Журналистка, общественный деятель, светская львица, телеведущая, кинозвезда, певица, дочь первого мэра Санкт-Петербурга. К этим своим характеристикам она (видимо, чтобы окончательно запутать всех) недавно добавила еще одну – возглавила жюри прессы на кинофестивале «Послание к человеку» в Северной столице, который прошел в сентябре 2013 года.

Правда на экране

Ксения, в чем причина того, что, несмотря на большую занятость, вы решили принять участие в этом кинофестивале?

Ксения Собчак: Прежде всего мне хотелось поддержать президента «Послания к человеку» Алексея Учителя в его стремлении сделать вверенный ему фестиваль как можно более интересным, ярким и заметным в мире кино.

Каким образом выбор Учителя пал на вас в качестве председателя жюри прессы?

К. С.: Очевидно, у него были свои соображения. Думаю, Алексей Учитель на фестивале «Кинотавр» обратил внимание на то, что я не пропускаю показываемые там документальные фильмы.

И чем же вас привлекает документальное кино?

К. С.: Я люблю его больше, чем игровое. Если документальный фильм снят талантливо, он несет в себе подлинную правду жизни. Это не значит, что только поднятая проблема обеспечивает ленте успех. Нет, загубить можно любую, даже самую гениальную, идею. Но если она воплощена «с искрой божьей», результат может стать подлинным событием.

Назовите документальный фильм из тех, что вы видели прежде, который произвел на вас наибольшее впечатление.

К. С.: Из последних – это работа группы учеников Марины Разбежкиной «Зима, уходи!» – ребята просто запечатлели на камеру различных представителей протестного движения, происходившие события. Снимали в течение двух месяцев, ничего не комментируя, не навязывая никаких мнений. Без морализаторства, назидательности. Зрители должны были сами сделать выводы. Это документ в чистом виде. Динамично снятый. Фильм родился из километров пленки. Он и смешной, и грустный одновременно. Никого не очерняют и не обеляют. Все – люди, трогательные, настоящие. Наверно, таким и должно быть настоящее произведение искусства.

И в чем, по-вашему, критерий подлинности произведения искусства?

К. С.: Настоящим искусством является то кино, которое находит своего зрителя. Это основной критерий. У всех же разное эмоциональное восприятие.

Упомянутый вами фильм «Зима, уходи!» демонстрировался на прошлогоднем «Послании к человеку». Высоко ли вы оцениваете уровень нынешней конкурсной программы?

К. С.: Честно говоря, я была приятно удивлена тем, как много хороших фильмов принимает участие в фестивале. Я как председатель жюри прессы должна была смотреть все фильмы, но делала это не по обязанности, а с большим удовольствием. Могу сказать, что несколько лент были очень высокого уровня, а один, связанный с Россией, я считаю, должен посмотреть каждый гражданин нашей страны, и это не пафос. Вообще, спектр тем на фестивале оказался очень большим. На любой вкус. Мы увидели разнообразие аспектов человеческого бытия. Здесь, на фестивале, было несколько предельно честных работ. Одну из них мне бы хотелось даже показать на специальном сеансе в Москве.

Вы наверняка наблюдали за зрителями, как оцениваете реакцию публики?

К. С.: Реагировали люди по-разному. В принципе, так и должно быть. Одинаковых мнений быть не может. Но меня поразило, даже шокировало, как восприняли пришедшие на фестиваль петербуржцы ленту режиссера Ангелы Кристлиб «Голая опера». Это были какие-то злые реплики, многие демонстративно покидали зал, а когда режиссер вышла к зрителям, ей стали задавать абсолютно бестактные вопросы. Между тем, именно эта картина удостоилась одного из двух призов жюри прессы, и вовсе не из-за ее тематики, а благодаря талантливому воплощению.

Сложно ли было принимать окончательное решение на заседании жюри?

К. С.: Мы смотрели фильмы как зрители и старались быть предельно объективными. Хорошо, что жюри состояло из единомышленников. Пускай у нас всех были совершенно разные суждения, спорили мы до хрипоты, но главное – мы стремились отметить картины наивысшего художественного уровня, наибольшего общественного звучания. Разумеется, прийти к единому решению оказалось трудно, было много жарких дебатов, но главное – удалось все-таки выбрать те ленты, которые действительно достойны приза прессы.

Вечное и наносное

Вас поразила реакция зрителей на один из фильмов. Но в последнее время наш город весьма «прославился», достаточно вспомнить спорные законодательные новации, обращения в суд…

К. С.: Нет, наш город прославился не этим. Все это временное, наносное, невысокое. Шпиль Адмиралтейства, Исаакий, Эрмитаж заведомо выше. Остальное смоют в канализацию наши петербургские дожди.

Поделитесь своими впечатлениями о сегодняшнем Санкт-Петербурге.

К. С.: Я не была в своем родном городе почти двенадцать лет. Уехала отсюда в 18 лет, и с тех пор бывала только наездами, по два-три дня, не более, жила в гостиницах, участвовала в каких-то мероприятиях, после которых потом возвращалась в Москву. А сейчас – целую неделю здесь, дома, с мамой. Просто прекрасно. И город очень изменился, вызывает у меня уже совсем другие ощущения, нежели прежде. Красивый, чистый, ухоженный, яркий. Только пробки у вас еще хуже, чем в Москве – такое впечатление, что машины в них вообще не двигаются. (Улыбается.)

У вас есть любимый уголок Петербурга?

К. С.: Набережная Мойки. И не только потому, что это пушкинские места, где разыгрывались сцены из «Пиковой дамы», все проще – здесь прошло мое детство, там находится мой родной дом. К сожалению, я редко там сейчас останавливаюсь.

Войти в образ

Недавно вы предстали в совершенно новом образе – певицы Оксаны Север. Видеоклип с песней «Родному» буквально взорвал Интернет. Расскажите, чем вызвано такое перевоплощение.

К. С.: Любящее сердце не остановить – Оксана сама захотела появиться в клипе (улыбается). Шансон буквально пронзил нашу страну, и лучшего способа объясниться у поющей девушки просто не существует. Между прочим, многие даже не поняли, что это шутка. А кто понял, сочли клип несмешным. Лера Кудрявцева, например. Быть может, она и права – это все достаточно грустно. Имею в виду уровень нашей эстрады. На самоиронию на нашей эстраде мало кто способен. Разве что Киркоров, который тоже недавно выпустил клип «Троллинг», полный тонкой иронии. Между тем Оксана – типичное явление, «ядро электората». Возможно, поэтому она пришлась по душе нашей публике.

А продолжение последует?

К. С.: Оно обязательно будет. Мне понравился коллектив, с которым мы делали клип. Очень творческие ребята. Уже имеются определенные планы. Что касается Оксаны, она планирует гастрольный тур по стране, мечтая о славе Ирины Аллегровой.

Благодаря таким, как Оксана, шансон стремительно молодеет?

К. С.: Как сказать. Недавно на Первом канале услышала информацию, что Валерия, Газманов и Николаев запишут «молодежную версию гимна». Вот такая у нас «молодежь» на эстраде. В сравнении с ними тогда Оксана Север – вообще младенец, что ли?

Правда жизни

Вы – человек разносторонний. Но кем вы себя считаете в первую очередь?

К. С.: Все-таки прежде всего я журналист. И сейчас, не имея возможности работать на федеральных телеканалах, я поняла, что все происходящее – к лучшему. Я ощутила, как истосковалась по своему истинному призванию, по живой работе. Большое телевидение не давало возможности развернуться, а моя нынешняя телевизионная деятельность меня вполне устраивает, и более того – доставляет подлинную радость. Я активно занимаюсь политикой, общественной деятельностью.

Вы пытаетесь достучаться до власти, но она, похоже, вас не слышит…

К. С.: Я все равно буду продолжать это делать. Буду стучать во все двери. Мне все равно, что именно мне ответят на острые вопросы. В конце концов, это выбор тех, кто отвечает. Обтекаемый ответ или его отсутствие – это тоже реакция, которая человека характеризует. Люди слышат такие «ответы» и делают выводы. Моя же задача – вопросы задавать. Это то максимальное, что я могу делать, и от этого не отступлю. Такая тактика тоже приносит плоды – недавние выборы в Москве, встречи на Валдае это доказывают. Все-таки с нами начинают считаться. Пусть это еще еле заметные сдвиги, но они есть.

Что вы можете сказать о российской политической жизни?

К. С.: Сейчас у нас политика окончательно стала грязной. О милосердии все забыли. В ходу жесткая риторика. Люди, имевшие романтический настрой, сейчас практически из власти «вымыты». А бандитов заменили чиновники. Сейчас уже непонятно, что справедливее. Во власти больше нет идеалистов, и российского Ганди на горизонте не видно. Поэтому я решила поддерживать тех, кто находится ближе всего к моим гуманистическим убеждениям. Это вовсе не означает, что я стопроцентно на их стороне, но в основных моментах наши позиции схожи.

А чем вызвано нынешнее массовое обращение к религии?

К. С.: Жизнь настолько сложна, что у людей нет другого выхода. Они обращаются к вере. И власти понимают: это очень важно, нужны какие-то идеалы, ориентиры. Другое дело – не очень симпатично представителям руководства выставлять свою религиозность напоказ. Как-то несолидно получается, когда властный кабинет превращается в подобие иконостаса. Если веруешь, вовсе не обязательно всем это демонстрировать.

Можете ли вы дать совет, как поступать в такой ситуации молодежи, как себя вести в столь сложном и переменчивом мире?

К. С.: Ну кто я такая, чтобы давать подобные советы? Каждый должен сам выбирать свою дорогу.

Викентьев Д.
 
Закладки:
 

© «Линия полета», 2004 – 2017. При цитировании ссылка на портал и упоминание авторов обязательны. По вопросам использования обращайтесь в редакцию.