ru en

Череповец ---> Калининград

от 6900 руб.
Северсталь

продажа: до 19.03.17

полет: 30.10.16 – 19.03.17

Москва ---> Хабаровск

от 25300 руб.
Якутия

продажа: до 31.12.17

полет: 01.06.17 – 31.12.17

Новосибирск ---> Стрежевой

от 16500 руб.
КрасАвиа

продажа: до 31.12.17

полет: 30.01.17 – 31.12.17



Мастер женского детектива

Мастер женского детектива

В жизни Полины Дашковой немало парадоксов. Она начала свою творческую деятельность с написания стихов, но прославилась прозой. Ее настоящее имя – Татьяна, но печатается под именем Полина. Она называет свои произведения «романами», но они продаются как «детективы».

Детектив глазами женщины

С чем связаны парадоксы в вашей биографии?

Полина Дашкова: Давайте по порядку. С детства я мечтала стать писателем, но сначала были стихи. Не плохие, но и не очень хорошие. Возможно, я так и продолжала бы их писать, если бы не мой педагог в Литинституте – Лев Иванович Аршанин, которому я дала почитать одно из них. Он сказал, что зря я зарифмовала свой текст, из него получается великолепная повесть, и я стану отличным прозаиком. Я обиделась, но к стихам поостыла. Единственное, что я себе позволила, – это выпустить один сборник, в котором помимо стихов есть эссе и короткие рассказы. И те песенки и стихи, которые вы можете прочитать в моих романах, тоже принадлежат мне.

По поводу имени – псевдоним был условием издательства: моя настоящая фамилия заканчивается на «о», а нужна была женская фамилия под цикл женских серий. Меня убедили, что это приносит удачу. Я взяла псевдоним в честь моей младшей дочери Даши. Сейчас бы я отказалась поменять фамилию, но, в общем, особо из-за этого не расстроена. В этом есть свои плюсы. Например, это имя создает барьер между моей частной и общественной жизнью.

Ваши тексты все-таки романы или детективы?

П. Д.: Я работаю в традиции русского классического романа XIX века, но действие происходит в другом ритме, с другими героями. Я ориентируюсь на сегодняшнего читателя, поэтому в свои произведения ввожу интригу, острую драматическую ситуацию. На моих книжках, выходящих на Западе, написано «роман». Плашка «детектив» очень условна.

Сейчас классический детектив как жанр размывается даже в английской литературе, ведь он, хоть и имеет утвержденный канон, также может развиваться. Но то, что пишется у нас в России и называется детективами, детективами не является. Есть исторический авантюрный роман у Акунина, лубок и литературные комиксы у Донцовой, классический дамский роман у Поляковой и Устиновой, милицейский триллер у Марининой и так далее. Никто из востребованных авторов детективов не пишет. Просто есть удобное клише, а поскольку книготорговцам нужно на какую-то полку поставить книгу, а издателям удобнее выпускать книги сериями, сложилось нынешнее понятие детектив, очень условное.

Как появились первые женские детективы?

П. Д.: Я в свое время называла это «ДГЖ в ЖП» – детектив глазами женщины в желтой прессе. Сначала появилась Маринина, которая стала отлично продаваться, потому что на фоне чернухи пошли истории про нормальных людей, быт, узнаваемые проблемы, интеллигентных адекватных героев. Потом появилась я – не лучше, не хуже, просто другая. Господа в «Эксмо» решили, что Маринина и я так хорошо продаемся, потому что мы – женщины, а не потому что мы пишем хорошо. Дальше они придумали серию «Детектив глазами женщины». Поскольку писателей мало, а серия должна быть разнообразной, они начали издавать помимо нас всякую дребедень. И таким образом появился этот феномен. Потом серия развалилась, остались только те авторы, которые востребованы читателем, но почему-то до сих пор продолжает жить это удобное бессмысленное клише.

Время читать

В каких странах, кроме России, ваши книги наиболее популярны?

П. Д.: Самая большая популярность у меня в Германии, там переведено семь романов. Эта популярность связана с тем, что мне повезло с хорошим издательством, которое раньше занималось русской классической литературой. Там остались редакторы и переводчики, которые работают качественно.

К тому же опыт меня научил, что книжка должна выйти в твердой обложке, а еще лучше в суперобложке, потому что мягкая обложка может остаться незамеченной. Есть еще масса технических вещей, которые надо учитывать.

Помимо Германии мои книги успешно выпускают во Франции, Голландии, Испании, Норвегии. Я говорю об этих странах не для галочки в интервью. Можно перевести книгу на двадцать языков, и никто тебя знать не будет. В этих же странах меня читают и знают, и постоянно приглашают на встречи с читателями.

Вам нравится формат читательских вечеров?

П. Д.: Это очень важная часть жизни писателя. С 1990-х годов я езжу с такими выступлениями по Германии. За границей вообще хорошо развита структура книжных ярмарок, встреч с читателями и даже литературных чтений. У них, к примеру, есть профессиональные читки в течение сорока минут.

Интересно то, что слушатели часто просят читать на родном языке (там всегда есть определенный процент эмигрантов) при их переводчике и актрисе, чтобы слышать, помимо смысла, живую речь автора. Такие чтения проводятся в библиотеках, книжных магазинах, университетах и литературных домах.

На постсоветском пространстве я была в Минске, нескольких украинских городах, в Ростове-на-Дону, Рязани, Воронеже. Очень хотела бы встретиться с московскими читателями и съездить в глубинку, узнать реакцию на мои книги там.

Данилова Е.
 
Закладки:
 

© «Линия полета», 2004 – 2017. При цитировании ссылка на портал и упоминание авторов обязательны. По вопросам использования обращайтесь в редакцию.