ru en

Москва <---> Якутск

от 31000 руб.
Якутия

продажа: до 31.12.17

полет: 09.01.17 – 31.12.17

Санкт-Петербург ---> Апатиты

от 8200 руб.
Северсталь

продажа: до 25.03.17

полет: 30.10.16 – 25.03.17

Новосибирск ---> Горно-Алтайск

от 6000 руб.
КрасАвиа

продажа: до 31.12.17

полет: 01.02.17 – 31.12.17



Страна утренней свежести… и торжества идей Чучхе

Страна утренней свежести… и торжества идей Чучхе

Парады военной техники, красные флаги, пионеры, партийные лозунги и портреты вождей практически на каждом углу. Речь идет не о советском прошлом, а о дне сегодняшнем: столь экзотическую в современном мире картину можно увидеть, совершив путешествие на север Корейского полуострова.

Машина времени

Для того чтобы увидеть своими глазами последний оплот социализма, Корейскую Народно-Демократическую Республику, совсем не обязательно быть дипломатом или сторонником левых идей. Достаточно приобрести турпакет в одном из агентств, сотрудничающих с северокорейским аналогом советского «Интуриста» – фирмой «Рёханса».
При этом без организованного тура попасть сюда практически невозможно – не дадут визу. Туристическую же визу получить относительно легко: надо отправить северокорейской стороне информацию о месте проживания и работы (только помните, что туристические визы не выдают журналистам и переводчикам), и если консульство даст одобрение, то консул поставит визу прямо в аэропорту, за пару часов до вылета самолета из Владивостока в Пхеньян.
Этот рейс – один из трех регулярных международных рейсов северокорейской авиакомпании Air Koryo. Час полета на стареньком Ту-154Б сродни использованию машины времени: пассажиров, прилетевших в Пхеньян, приветствует с огромного портрета лично товарищ Ким Ир Сен. А фактически путешествие во времени начинается еще на борту: форма стюардесс до боли напоминает старую «аэрофлотовскую», чтение пропагандистских статей из журналов «Корея» и «Корея сегодня» способствует подготовке к посещению КНДР.

Связь под запретом

В том, что здесь все серьезно, начинаешь понимать, когда после прохождения паспортного контроля, у всех туристов отбирают мобильные телефоны – иностранцам пользоваться ими, равно как и GPS, строжайше запрещено.
Хитрить и прятать мобильник от проверяющих бессмысленно: ни у одного российского мобильного оператора роуминга в Северной Корее нет. И хотя представители местной партийной элиты и гиды пользуются мобильными телефонами (это свидетельствует о реформах – пару лет назад за найденный у местного жителя сотовый могли посадить), мой отказался находить в аэропорту какую бы то ни было сеть.
Интернета в стране, кстати, тоже нет, вернее, почти нет. Этот редкий вид связи встречается в посольствах иностранных государств и у самых идеологически грамотных партийцев в случае, если он нужен им по работе. Кстати, до недавнего времени в посольствах проблема с Интернетом решалась достаточно экзотично: подключение осуществлялось через Китай, при этом оплачивался не только трафик передачи данных, но и международный звонок! При высокой стоимости такая связь была очень медленной и неустойчивой.
Для простых корейцев существует внутренняя сеть «Кванмен» – с такими же сайтами, чатами, форумами, лентами новостей, как и в Интернете. Единственное отличие местного Интранета, доступного широким слоям населения с 2002 года, заключается в полной изолированности от внешнего мира. Сайты из Интернета, если они полезны и политически выдержаны, в «Кванмен» загружает специальный отдел. Для туристов же эта сеть интересна разве что как диковинка: e-mail с ее помощью за пределы КНДР не отправишь.
Связь – это не единственная свобода, которой лишают гостей Северной Кореи. С первой же минуты придется пожертвовать еще и свободой передвижения. К группе туристов (и даже к туристу-одиночке!) обязательно приставляют двух местных сопровождающих. Их задача не только знакомить с основными достопримечательностями страны, но и следить, чтобы те не увидели чего лишнего. Собственно говоря, именно за этим, лишним, туристы сюда и едут. Ведь революционные монументы и памятники Ким Ир Сену не так интересны, как жизнь простых людей, зарабатывающих, по разным оценкам, от 1 до 3 евро в месяц, и получающих минимальный продуктовый набор по карточкам.

Дежа-вю

В стандартную программу пребывания в Северной Корее входит посещение мест, увидеть которые в любой другой стране сегодня попросту невозможно: революционные памятники, статуи вождя, дворец пионеров, образцово-показательный колхоз...
Увидеть жизнь простых корейцев, которой далеко до образцово-показательной, можно только из окон автобуса, потому как свобода перемещения туристов ограничена объектами программы. При этом, въезжая в город, водитель ускорялся, портя тем самым добрую половину интересных фотографий городской жизни. Работу свою он выполнял качественно.
Любые объекты, которые имеют хотя бы отдаленное отношение к реальной жизни, будь то рынок или магазин для местных, посетить либо «нельзя», либо «сложно», что, в принципе, одно и то же. Если же посещение предусмотрено программой, как в случае с цирком, то можно быть уверенным, что места для туристов будут находиться как можно дальше от мест обычных людей.
Просто так выйти из гостиницы, чтобы прогуляться до ближайшего магазина или ресторана нельзя, да и бессмысленно: иностранцам запрещено расплачиваться вонами – местной валютой. В ресторанах и магазинах для иностранцев, которые гиды называют «Березками», платить можно лишь долларами и евро по официальному курсу, округленному в невыгодную сторону. Такая мера объясняется тем, что разница между официальным и черным курсом – где-то 15 раз (туристы об этом, естественно, не знают).
При этом скрыть горькую правду, по крайней мере, от россиян, не удается. Заглядывая в окна и заходя (улучшив момент, когда гиды отвлекались) в магазины Пхеньяна, я встречал много похожего на Советский Союз: огромные очереди и полупустые полки в продуктовых, продажа зубной пасты в обувном и другие несуразности. Из окна автобуса можно было увидеть грузовики, из которых раздавали отпускаемую по карточкам еду. По улицам шли люди с канистрами с растительным маслом. Одним словом, сплошное дежа-вю.

Все лучшее – туристам

Основная задача государственной «Рёхансы» – рассказать гостям страны о том, что «жить стало лучше, жить стало веселее». Здесь действительно чувствуешь себя американцем, по ошибке попавшим в СССР. Туристам как детям – все самое лучшее. Пхеньянский четырехзвездочный отель «Янгакдо», в котором я остановился (интуристам на выбор предлагают один из двух лучших отелей северокорейской столицы; остальные, видимо, недостаточно хороши) был ничем не хуже приличного сетевого отеля в Европе или Америке. А в городе-порте Вонсане, в нескольких часах езды от Пхеньяна, где в гостинице не было горячей воды, ее включали специально для нас.
В магазинах для иностранных гостей есть большой выбор алкоголя, в том числе мировых брендов – очевидно, сказывается близость Китая.
И главное: туристам демонстрируют все, чем можно гордиться, будь то напомнившее Москву пхеньянское метро, Триумфальная арка на несколько метров выше парижской, Мавзолей товарища Ким Ир Сена, по сравнению с которым мавзолей товарища Ленина – сарай на приусадебном участке.

Два мира

КНДР – самая настоящая страна контрастов между социалистическим прошлым и, вероятно, совсем не социалистическим будущим. В городах мне встречались как нищие в обносках, так и стильно одетые люди, которые могли бы встретиться мне в любом другом уголке мира. На дороге нередко можно увидеть, как Hummer или Lexus обгоняет машину-развалюху с газогенератором (в народе их называют «машинами на дровах»).
При этом Северная Корея декларирует ставку на собственные силы – это, собственно говоря, один из краеугольных камней пресловутой идеологии Чучхе, провозглашенной Ким Ир Сеном 28 декабря 1955 года. Этот принцип подтвержден и в Конституции страны.
И все это на фоне небывалого культа личности такого масштаба, что и СССР или той же Румынии времен Чаушеску до него далеко. Каждый совершеннолетний житель страны обязан носить значок с портретом Великого Вождя. И каждый носит, потому что по-другому нельзя. Делу культа личности вождей служит даже природа: местные селекционеры вывели два сорта цветов – Кимирсения и Кимченирия.
Больше всего контраст ощущается в демилитаризованной зоне около Кэсона. Здесь, чуть южнее 38-й параллели, проходит граница между Северной и Южной Кореями. Это последний реликт эпохи холодной войны. Зона шириной в 4 километра проходит через весь полуостров.
Напротив огромного здания из стекла и бетона, увешанного камерами со стороны юга – монументальное сооружение со стороны Севера. Напротив полковников в форме, напоминающей советскую, – бравые рэмбо в шлемах и темных очках. Туристов с северокорейской стороны привозят в наскоро построенный домик, где уже несколько десятилетий с переменным успехом ведутся переговоры о воссоединении. Два мира разделяет какая-то пара метров…

Соколов Ю.
 
Закладки:
 

© «Линия полета», 2004 – 2017. При цитировании ссылка на портал и упоминание авторов обязательны. По вопросам использования обращайтесь в редакцию.